Клирос
Напишите нам


Принципы богослужебного пения и их воспитательное значение
Оглавление
Принципы богослужебного пения и их воспитательное значение
Страница 2

 

Вхождение в традицию богослужебного пения - это всегда откровение Смысла, который дарует себя лишь тому, у кого, по слову преподобного Максима Исповедника, "сердце - как пламя, и ум - как лед"; тому, кто может строго думать, но думать на основании сердечного пламенения. И не только думать, но и отдать себя этому Смыслу на служение. Поэтому богослужебное пение не позволяет нам оставаться неподвижными, сонливыми и слепыми, требуя от нас движения к Богу, открывая глаза на нашу причастность Делу Божию на земле и ответственность, с этим Делом связанную, а также на обязательства, из Него вытекающие.

 

Словесно-музыкальная атмосфера храма создает тогда благодатные условия, в которых мы призываемся перерасти самих себя и выйти за пределы видимого мира. Здесь Господь зовет нас к "большему", и, отказываясь стать "большими", чем мы сейчас есть, мы творим грех.

Безучастность к слову, к мысли, забота лишь о внешней красоте, чувственности звукоизвлечения чреваты отказом быть "большими" и небрежением к пению, как к богослужению, что и навлекает гнев Божий на творящих Дело Его с небрежением.

 

В богослужении тайна спасения входит в нашу жизнь не только как откровение Смысла, но и как "поручение" стать соработниками Христу, приобщиться Его Делу на земле, но так, чтобы нашим ответом на служение Божие стали осмысленно произнесенные слова, сопровождаемые живым чувством веры, и церковная песнь, ставшая раскрытием Тайны спасения. Этим мы умножим полученные от Бога "таланты" и выполним свое призвание.

Как уже было упомянуто, богослужебное пение имеет прямое отношение к культуре людей. Оно несет каждому человеку, причастному к созиданию культуры, особое благодатное содержание, поставляет нас на путь живой таинственной целесообразности, способствует стяжанию благодати Духа Божия, оживляющего в нас понимание Дела Божия на земле. Это понимание тогда становится значимым для нас, когда Делом Божиим мы освящаем свои дела, исходим из Него, как из задания, и восходим к Нему, как к цели.

 

В чем же суть этого Духа, созидающего возвышенную человеческую культуру?

1. Дух богослужебного пения - это дух внутреннего, сокровенного, духовного делания, направленного на обнаружение в себе Царства Божия, которое внутрь нас есть (Лк. 17, 21). Обнаружение "таланта" внимательного делания осуществляется не эмоциональным переживанием и не показателями внешней пользы, от него проистекающей. И умножится этот "талант" от внутреннего состояния души и сердца отражением света Царства Божия в слове и деле и внесением в них таинственного помысла о мире, человеке и о Боге. Тогда проникновенное пение касается душевно-духовного чувствилища человека и влечет его к совместной жизни с этим Царством истины, добра и красоты.

 

2. Дух богослужебного пения - это дух любви. И поскольку Бог есть любовь (1Ин.4, 8), то Он - Первопричина всякого творчества. Любовью богослужебное пение творит нового человека и утверждает его "талант" произносить вслух некое приемлющее и всегда пребывающее "да" любви. Это - "талант" принимать, утверждать и творить по любви и через это сливаться, духовно срастаться с любимым предметом. Талант любви "возгревается" силой художественного отождествления и самоутраты, когда человек отдает себя ему и принимает его в себя. И здесь возникает новое содержание, подобное тому, как в браке и деторождении. Создав новое, мы вступаем в творчество и умножаем полученный "талант". Мы на основании личного опыта можем свидетельствовать, что любовь от Бога (Ин. 4, 7), и вместе с Иоанном Богословом будем исповедывать, что всякий любящий рожден от Бога и знает Бога (1Ин. 4, 7; 2, 29; 4, 16).

 

3. Дух богослужебного пения - это дух созерцания. Он учит нас "смотреть" в чувственно невидимое (2 Кор.4, 18; Евр.11, 27) и обещает нам, что чистые сердцем, живущие в "мире" и "святости", увидят Господа лицом к лицу.

"Талант" созерцания наполнен верой в то, что Бог открывает Себя только оку нашего духа. Он есть Свет (Ин. 9, 5), и может быть увиден и воспринят только внутренним, нечувственным зрением. И только оно, нетелесное зрение, возводит нас к Богу. Бог открывает Себя тому, кто обращает к Нему око своей любви. И человеческий дух призван увидеть Бога так, как глаз видит свет. Естественность, непосредственность, радость, благодарение, успокоение этим видением, вдохновляя нас на творчество и созидание, станет тем умноженным "талантом", который через богослужебное пение мы принесем на алтарь христианской культуры.

 

4. Дух богослужебного пения - это дух живого творческого содержания. Не норма, не отвлеченное мерило, не "ветхая буква" ценятся в нем, а наполнение живым и глубоким содержанием духа. В богослужебном пении "форма" перестает быть формой, а становится живым способом содержательной жизни, добродетелью, художеством, знанием, правотой - словом, полнотой и богатством богочеловеческого бытия. Богослужение открывает нам органическую связь с тайнами бытия, имеющими место во всех Таинствах Церкви. Оно дарит нам чинопоследования, рожденные из глубокого, духовно насыщенного содержания. Это "талант" искренности, повелевающий нам быть на богослужении, а не казаться, что это так. Умножить талант искренности - значит быть в Божественном содержании, его в себе удерживать, им себя строить, им измерять дела и события своей жизни.

 

5. Дух богослужебного пения - это дух совершенствования, согласно заповеди Божией: Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный (Мф. 5, 48). Воспринимая этот дух, мы входим в атмосферу Божьего совершенства, чтобы измерить Им свои дела и житейские обстоятельства. И не только измерить, но и научиться отличать "нравящееся", "приятное", "дающее наслаждение", "полезное" от того, что на самом деле хорошо, что объективно - совершенно - и именно потому истинно, нравственно, художественно, справедливо. Не научившись различать эти два ряда ценностей, мы не сумеем прилепиться к совершенному, добиться его, послужить ему, уберечь его, насадить его в себе и в других. Богослужение создает нам все условия для созерцания Совершенств Божиих и тем вручает нам "талант" личного совершенствования в пении и бдении, в живом опыте греха и чувстве собственного недостоинства; в осуждении себя, покаянии и очищении; в устремленности к совершенному и призывании себя к нему в каждом деле и каждом своем поступке. Вот откуда в богослужебной жизни дух ответственности, самообвинения, покаяния, дух прилежания, добросовестности, труда, самообуздания, дисциплины, подвига. В них реализуются силы, умножающие "талант совершенствования" и позволяющие нам раскрывать сердца для Христова Духа и из него обращаться к созерцающему восприятию Бога и Божьего мира. А это и означает творить христианскую культуру.

Подводя итог сказанному, отметим, что истинное богослужебное пение, как и истинная молитва, дарует свободу нашим глубинным, подлинным чувствам, чтобы они поднялись изнутри нашего сердца на поверхность, чтобы от избытка сердца запели уста, чтобы эти чувства вошли в сознание и стали частью нашего религиозного опыта. Тогда они принесут не наслаждение только, они принесут покаяние, обращение к Богу и, главным образом, чувство глубокой и мужественной ответственности за все, вложенное нами в жизнь общества. И плоды вложения - любовь, служение, жертвенность - засвидетельствуют обновляющую силу богослужения, делая богослужебное пение не мертвым повторением службы, а жизнеутверждающим и святым творчеством.

 

Поэтому мы можем не только повторять то, что отцы древности написали, создали, снабдили музыкальными напевами, - мы сможем научиться тому горению и той смелости, которые позволили им на основании опыта всей Церкви создать молитвенные чины, выражающие всецерковный опыт. А для этого мы должны научиться соборной верности и опыту Церковному, а также смелости пламенного духа, который никогда не удовлетворится простым повторением, который сумеет обновить изнутри существующие молитвы или же создать новые молитвы, соответствующие, как и предыдущие, духу и опыту Церкви. В этом опыте Богопочитания богослужебное пение восполняет во всех нас творческие и жизнеутверждающие силы и дарует благодатную любовь к людям, Церкви, Отечеству.

 

И так будет всегда!

 

Московская регентско-певческая семинария. Сборник материалов (1998-1999 гг.). Стр. 23.



 
< Пред.   След. >