Клирос
Напишите нам


Оглавление
Поем воскресение Его...
Страница 2
Страница 3

Регентские мысли вслух

Не знаю, для кого как, а для меня Пасха — точнее, ощущение наступающей Пасхи, — начинается с Великой Субботы. Закончилась бессонная ночная служба. Крестным ходом под погребальный звон проводили мы Сына Человеческого в его последнюю земную обитель, в место упокоения. И с этого момента целый день я нахожусь в каком-то странном времени, а скорее — в безвремении.

 

Дико подумать — нет сегодня с нами Христа. Он уже умер, но еще не воскрес. Время остановилось. И в этом остановившемся времени проявляется жизнь, вроде бы и реальная, а все-таки какая-то условная, неполноценная.

 

Вот идет вереница прихожан, святят куличи. С клироса раздаются праздничные аккорды — это мы наводим последнюю шлифовку перед Пасхальной службой. Нет пока в этих аккордах эмоциональной реальности воскресшего Бога, а только технология слаженного читка и стройного звучания. Нет еще Пасхи. Но нет уже и погребальной скорби. Уже забраны белым церковные аналои, уже спет на вечерне воскресный Догматик, уже ад, стеня, вопиет. Мы в ожидании близкого момента, мы живем его предвидением. Так бегун-спринтер за секунду до выстрела находится в неподвижности низкого старта, но мысленно уже переживает взрыв первого рывка. Так дирижер, собрав руками внимание хора, застывает неподвижно, аккумулируя в молчании характер будущей музыки.

 

Так и хочется сказать всему миру: Тихо! Не кричите и не суетитесь. Сегодня — упокоения день. Сегодня почил от дел своих Сын Единородный. (Да мы, собственно, это уже и сказали. В славнике на хвалитех. Именно эти слова.)

 

Чем ближе полночь, тем острее наше нетерпение: когда же, наконец? Вот уже и сумерки, и первые бабульки со складными стульчиками, абонируют места, удобные для всенощного (буквально!) бдения. Вот и мы, немного взвинченные, немного поспавшие между двумя ночами. Разминаемся — ломаем язык о грузинский вариант тропаря Пасхи и греческий задостойник.

 

А вот и гости пожаловали. Певцы районного самодеятельного хора. В церкви не поют, но на Пасху решили заглянуть, а заодно и себя показать:

— Пустите попеть, мы духовную музыку у себя тоже исполняем. Недавно «Богородице Дево» Рахманинова выучили.

 

Нет уж, спасибо, ребята. Вы сегодня постойте рядом, послушайте. Заодно помолитесь. Здесь не концерт, не конкурс. Здесь — служба.

Ну наконец-то — половина двенадцатого. Пробираемся кое-как к солее, и стена прихожан, сжимая нас со всех сторон, выдавливает из хора ирмосы полуночницы. Последние звуки ирмоса о Матернем рыдании звучат эхом погребальной скорби Великой Субботы.


 
< Пред.   След. >