Клирос
Напишите нам


Церковные песнопения сибирских композиторов и репертуарные проблемы современного клироса
Оглавление
Церковные песнопения сибирских композиторов и репертуарные проблемы современного клироса
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
 

Другой путь развития современного церковно-певческого обихода видят С. Б. Толстокулаков и И. П. Сальникова, также выпускники Новосибирской консерватории.

Сергей Борисович Толстокулаков живет и работает в Новокузнецке и является сегодня одним из немногих педагогов в Сибири, профессионально занимающихся музыкальной подготовкой будущих церковных деятелей – певчих, регентов, псаломщиков. Педагогическую деятельность в Новокузнецком православном духовном училище Толстокулаков совмещает с активной композиторской работой. В церковно-певческих жанрах им написаны "Литургия" и "Всенощная", а также песнопения на тексты постовых и праздничных служб. В своем церковном творчестве Толстокулаков делает акцент на гармонизации и свободной обработке распевов – знаменного, путевого, демественного и др., или же свои авторские песнопения "растворяет" в интонациях, близких знаменному роспеву и русской народной музыке. Такой путь, когда автор сознательно нивелирует индивидуальное начало с целью подчинения своего творческого импульса какому-либо стилистическому образцу, достоин большого уважения, а художественные задачи, поставленные композитором, в таком воплощении выглядят весьма убедительными. Наиболее яркими сочинениями Толстокулакова являются, на наш взгляд, "Буди Имя Господне", "Великая ектения" (постовая), "С нами Бог", "Многолетие", "В память вечную". Сочинения Толстокулакова исполняются сегодня во многих сибирских храмах; известны они и в других российских регионах.

 

Судя по многим сочинениям Ираиды Петровны Сальниковой, ей также близок путь, избранный С. Толстокулаковым. Профессиональный композитор, закончив Новосибирскую консерваторию в классе композиции Ю. П. Юкечева, Сальникова работает во многих храмах Новосибирска и Новосибирской области, сначала певчей, а затем и регентом. Несколько лет назад Сальникова выезжает на учебу-стажировку в Троице-Сергиеву Лавру, где общается с архимандритом Матфеем (Мормылём) и С. З. Трубачевым – крупными мастерами церковно-певческого ремесла. Сальниковой написаны "Литургия" и "Всенощная" для смешанного хора, "Литургия" для женского хора и несколько других сочинений на богослужебные тексты, в которых чувствуется влияние лаврских традиций – обращение к знаменному, греческому и другим роспевам, строгость в использовании гармонических средств, "архаичность" созвучий и т.д. Сочинения Сальниковой прекрасно выстроены по форме и имеют ясный след работы профессионального композитора.

 

Юрий Орлов – еще один выпускник Новосибирской консерватории в классе композиции А. Ф. Мурова. Орлов живет и работает в Омске , где является регентом небольшого мужского церковного ансамбля. Он автор "Литургии", "Всенощной" и других сочинений для большого смешанного хора, а также множества партитур для мужского состава ([4], с. 5). Орлову, пожалуй, удается находить "золотую середину" между полярными, как многим думается, композиторскими методами. Так или иначе, среди песнопений Орлова встречаются и талантливые авторские песнопения – таковы его "Трисвятое", литургическое "Благослови", и яркие сочинения, свободно стилизованные под распев – например, "Взбранной Воеводе" для мужского хора. Органично сочетая в своем творчестве оба метода, Орлов демонстрирует блестящий пример "мирного сосуществования" двух изначально различных подходов к современному композиторскому песнотворчеству. Примером такого сочинения может служить песнопение Орлова "Мати Божия", опубликованное во втором сборнике серии "Церковные песнопения сибирских композиторов".

 

Подводя некоторые итоги, заметим, что на основе анализа церковных песнопений сибирских авторов разных времен можно сделать несколько осторожных выводов, не претендуя при этом на всеобъемлющие обобщения и имея в виду большое количество оговорок, применимых практически к каждому конкретному композитору.

Выводы эти будут касаться сибирской церковно-певческой традиции, которая в начале ХХ века едва не сформировалась в сибирскую церковно-певческую композиторскую школу. Восстанавливающаяся ныне связь времен позволяет нам говорить о некоторых тенденциях вновь формирующегося регионального направления, которое, надеемся, через некоторое время можно будет без всяких оговорок именовать "сибирской духовной композиторской школой".

Перечисляя некоторые характерные явления, мы ни в коем случае не забываем про общероссийский, скорее даже про русско-православный контекст развития богослужебной практики церковно-певческого обихода. Изначальная зависимость Сибири от церковно-певческих столиц (Москва, Санкт-Петербург, Киев и др.), тем не менее, все же позволяет делать некоторые выводы, учитывая, разумеется, и общие явления, распространяющиеся из таких столиц в регионы.


 
< Пред.   След. >