Клирос
Напишите нам


Церковные песнопения сибирских композиторов и репертуарные проблемы современного клироса
Оглавление
Церковные песнопения сибирских композиторов и репертуарные проблемы современного клироса
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6

Каковы же основные тенденции и специфические черты этого направления? Мы относим к ним:

  • использование, как правило, яркой мелодической линии (а иногда и выделенной партии солиста);

  • применение принципа вариантного повтора в построении музыкальной формы;

  • склонность в выборе канонического текста для сочинений в пользу праздничных, постовых или служебных текстов, т. е. текстов, не обязательно являющихся частью Литургии или Всенощной (вероятно, это связано со стремлением восполнить недостающие на клиросе песнопения – отсюда большое количество тропарей святым, песнопений поста, эксапостилариев праздников и т. д.);

  • звукоизобразительность, т.е. подчеркивание средствами музыкальной выразительности смысловых поворотов канонического текста, а иногда и буквальное следование за ним;

  • использование красочных гармонических сопоставлений, мажоро-минора, тональных "сдвигов", т. н. "модализмов" и прочих гармонических музыкальных выразительных средств (характерно для песнопений с "нетрадиционными" текстами, вероятно, для усиления смысловых акцентов в таких текстах);

  • стремление к освобождению от строгих норм классической гармонии, использование унисонов, "неполных" аккордов и "пустых" созвучий, а также особенное стремление к линеарности голосоведения, иногда "диктующего" вертикаль.

Назвав несколько тенденций, не будем торопиться с обобщениями, заметив лишь, что многие из них были бы характерны для так называемой "петербургской" школы, а некоторые для "московской". При этом необходимо заметить, что преобладающий в целом в Сибири московский гласовый обиход сочетается все же с доминирующей ролью петербургской церковно-певческой школы, видимо, явившейся более "жизнеспособной" в непростых современных условиях. Опыт же анализа сибирской церковно-певческой традиции, а также традиций некоторых других регионов (в том числе Москвы), позволяет нам подчеркнуть ошибочность позиции некоторых исследователей, характеризующих вышеназванные школы как якобы выраженно противоположные, и подчеркнуть внутреннее единство в современном церковно-певческом обиходе всех, в т. ч. и монастырских, действительно разнящихся в деталях направлений.

 

В заключение хотелось бы подчеркнуть, что никакие новые нотно-музыкальные сборники и пособия не помогут решить репертуарные проблемы клироса, если руководитель хора сам не привнесет, посредством уместно выбранных в каждом конкретном случае песнопений, радость молитвенного церковного сослужения Богу.

Сегодня вновь настало время для пытливой и вдумчивой регентской работы. Пришла пора для систематизации и "инвентаризации" клиросных архивов, пора возвращения своих настоящих имен многим "народным" песнопениям и песнопениям под названием "из такого-то храма".

 

Мы надеемся, что постоянно поступающая информация о духовных семинариях и училищах, активно работающих в разных городах Сибири, подтолкнет многих регентов, не имеющих специального образования, к сознательному самообразованию и критическому самоанализу своей сложной, но чрезвычайно важной деятельности.

Хотелось бы верить, что издающаяся в Красноярске серия новых нотных сборников "Церковные песнопения сибирских композиторов" поможет приоткрыть мало известный сегодня пласт церковной музыки и дополнить современный церковно-певческий обиход.

 

Надеемся также, что пополнение певческого репертуара не вызовет негативных эмоций у отдельных церковных руководителей, под предлогом сохранения церковных традиций запрещающих внедрять в церковный обиход что-то новое. Добрым примером высокой духовной культуры может послужить действие Его Высокопреосвященства, Высокопреосвященннейшего Антония, Архиепископа Красноярского и Енисейского, нашедшего время ознакомиться с трудами сибирских авторов и благословившего многие песнопения сибирских композиторов на издание, а главное – на исполнение в храмах.

Полагаем, что наша скромная попытка, лишь контурно обозначившая глубину и важность изучаемой проблемы, послужит импульсом для серьезной краеведческой деятельности в сибирских регионах и для более фундаментальных исследований.

 

Литература.

  1. Пономарев В. В. От редактора-составителя // Церковные песнопения сибирских композиторов / Ред.-сост. В. В. Пономарев. – Красноярск, 1999. – с. 3-9.
  2. Левашов Е. Традиционные жанры православного певческого искусства в творчестве русских композиторов от Глинки до Рахманинова. 1825-1917 гг. – М., 1994.
  3. Вавилов С. П. Церковные хоры и регенты Томска // Томская старина. – 1991. -№ 2. – с. 10-11.
  4. Пономарева Г. В. Предисловие // Церковные песнопения сибирских композиторов: Вып. 2 / Ред.-сост. В. В. Пономарев. – Красноярск, 2001. – с. 3-7.


 
< Пред.   След. >