Клирос
Напишите нам


Кантовая культура XVII века и ее эволюция в дальнейшем.
Оглавление
Кантовая культура XVII века и ее эволюция в дальнейшем.
Страница 2
Страница 3

Кантовая культура XVII века и ее эволюция в дальнейшем.

Очерк второй.

Как известно, в XVII веке шло усиленное освоение европейской культуры – главным образом в польском ее варианте. И поэтому вполне естественно то, что в России появилась и характернейшая принадлежность западной культуры – многоголосные, чаще всего трехголосные песни, рассчитанные на массового исполнителя. В наши задачи не входит обрисовка истории распространения этого жанра на Западе – но необходимо сказать, что рубеж XVI-XVII веков был необычайно обилен на всяческие нотные издания, рассчитанные на любителей музыки или, во всяком случае, на не слишком технически продвинутых исполнителей. Разумеется, в этих изданиях солидное место занимали пьесы нового, гомофонного склада; он и легче усваивался исполнителями, и был более популярен. Пьесы были рассчитаны на самые разные составы исполнителей – но среди них, чем дальше, тем больше откристаллизовывались различные направления. Одним из них была трехголосная фактура: два верхних голоса, идущих по большей части в терцию, и бас, шагающий по функциям. Такая фактура была, с одной стороны, незатейлива, хорошо усваиваема, и, с другой стороны, удовлетворяла требованиям недавно возникшего гомофонно-гармонического склада. Кроме того, необходимо отметить, что, если XVI век может быть назван веком Реформации (это проникало и на Русь; даже Иван Грозный, как известно, писал антиреформатские сочинения), то XVII век – безусловно, век Контрреформации. Католицизм со всей своей мощью и организованностью перешел в контрнаступление. При этом широко использовались средства искусства: издавались (и продавались по символической цене) апологетические книги с роскошнейшими гравюрами (как это было в период борьбы иезуитов с янсенистами во Франции), музыкальное оформление месс становилось все богаче, пышнее. Тяга к гигантомании, столь свойственная искусству барокко, хорошо перекликалась с желанием деятелей Контрреформации удивить, ошеломить, задавить пышностью сознание человека. Торжественные мессы становились каким-то сплошным помпезным концертом с небывалым доселе инструментарием и изобилием голосов хора.

Но было бы неправильно сводить католические контрреформационные усилия в области искусства только к созданию фантастической по тому времени помпезности. Католицизм был более изворотлив и разнообразен. В то же время он старался и использовать народные традиции для своего утверждения. Пение на три голоса, простое, доступное многим – и весьма притягательное из-за своей гармонической направленности, сам этот стиль, в котором довольно легко обрабатывать фольклорные мелодии, идеально удовлетворял таким устремлениям. И, естественно, в ультракатолической Речи Посполитой (Польше) католическое духовенство, только что справившееся с панами-еретиками (среди которых бытовали самые экзотические ереси, вроде арианства), неистово борющееся и с Православием, и с протестантизмом, не могло пройти мимо столь эффектного способа воздействия на людей. В Польше появляется масса сборников так называемых коляд – внецерковных духовных песнопений на Рождество подобной фактуры [1]. Появляются и иные подобные песнопения – также духовной тематики; некоторые из них являются положенными на музыку стихотворными переложениями псалмов (в первую очередь знаменитого польского поэта Яна Кохановского [2]; они зовутся "псальмы". Были и иные, словесный текст которых представлял просто свободные (разумеется, в рамках католической догматики) размышления на религиозные темы. Нередко все это, вместе взятое, именовалось "кантами" (от латинского cantus – пение, напев). По мелодике эти канты или псальмы были довольно разнообразными; довольно часто попадались напевы, состоящие из самых общих и эффектных мест тогдашней "ученой" музыки, но немало было и оборотов народного типа; как мы увидим впоследствии, таковые перекочевали и в русский обиход.

Мог ли такой жанр, при всех бесконечных схватках между Польшей и Россией, которыми был наполнен весь XVII век, при борьбе католицизма и Православия, с многочисленными перебежчиками и бесконечными "агентами влияния", при присоединении Белоруссии и Украины, где православные давно уже научились отражать нападения католиков (в том числе и в музыкальной области [3]) их же оружием, не быть усвоен Россией? Нет. Некоторые источники показывают, что такое усвоение началось еще в период польской интервенции [4]. И тогда, когда ноты начали входить в русский певческий обиход, естественно, появились и канты [5]. Некоторая часть самых ранних кантов прямо обнаруживает польское происхождение – вплоть до того, что их словесный текст был прямо польским, но изложен русскими буквами [6]. Но довольно скоро, в связи с развитием русской виршевой культуры, появились и канты на русские слова; частично это были переводы с польского, частично – собственные сочинения новоявленных русских авторов [7]. Во всяком случае, существует немало кантовых сборников русского происхождения, датированных третьей четвертью XVII века.

Не последнюю роль в усвоении этого искусства сыграл и тот факт, что в кантах использовалась польская, украинская, белорусская народная мелодика. В основе некоторых колядок лежали мотивы обрядовых песен, которые, как известно, близки у перечисленных народов как друг к другу, так и к русским подобным же мотивам. Ливанова приводит одну такую попевку [8], характерную и для русских игровых песен – и впоследствии использованную в несчетном количестве кантов. Но вскоре начала появляться своя, русская, кантовая школа.


 
< Пред.   След. >