Клирос
Напишите нам


Первый съезд регентов

С 17 по 22 июля в подмосковном селе Пучково Троицкого района проходил Первый Всероссийский съезд регентов.

Может показаться странным, что мероприятие всероссийского масштаба проходило неизвестной сельской местности и без благословения церковной иерархии. Действительно, съезд был самодеятельным, созванным по инициативе "снизу", и его задачей было не принятие каких-то нормативных документов, но первая попытка постановки, проговаривания вслух назревших вопросов, определения основных профессиональных, социальных и духовных проблем. Это встреча заинтересованных людей, которые получили возможность поделиться опытом, пообщаться с коллегами.

Организатором столь объемного, смелого и давно назревшего форума стал человек, имя которого известно практически всем мастерам камертона по многочисленным нотным публикациям, имеющимся в любой клиросной библиотеке. Это руководитель Московских регентских курсов Евгений Сергеевич Кустовский, имеющий за плечами солидную музыкальную подготовку: дирижерско-хоровой факультет Московской консерватории, аспирантура РАМ им. Гнесиных. Много лет его профессиональная деятельность связана с регентованием, известные и авторитетные в столице регентские курсы существуют уже 10 лет. Необыкновенно деятельный и энергичный, он сумел увлечь многих коллег идеей съезда, собрать людей из разных городов (Цюрих, Москва, Санкт-Петербург, Киев, Харьков, Подольск, Тамбов, Пермь), разработать интересную 4-дневную программу и вдохновить всех идеей новой встречи.

Съезд открылся благодарственным молебном в храме Казанской иконы Пресвятой Богородицы в день памяти святых Царственных Мучеников. Священник храма о. Леонид Царевский в слове после молебна отметил, что это совпадение совершенно не случайно: "День мученической кончины Государя положил начало гонениям на Церковь и вместе с этим прекращению развития церковного пения. Сегодня, в первый день после прославления Царственных Страстотерпцев, Государь как бы благословляет церковное пение на новую жизнь".

Отец Леонид был и первым докладчиком, его тема - "Клиросные проблемы. Взгляд из алтаря". Батюшка говорил об общей молитве в церкви и на клиросе, о ее влиянии на служение священника. На службе словно выстраивается восходящая цепочка: молящиеся - певчие - регент - священник - Бог. Ее целостность во многом зависит от духовного состояния певчих, призванных озвучивать общую молитву храма. "В алтаре сложно настроиться на молитву при концертировании клироса. Человеческий голос удивителен тем, что в нем отражается состояние души поющего, часто помимо его воли: блуждают ли где-то его мысли, находится ли он в ссоре г ближним своим, тщеславится ли красотой своего звука, пытается ли что-то объяснить и доказать во время пения - все это выбивает голос из хора, а человека из молитвы". О. Леонид поделился опытом сослужения с разными хорами - поющими знаменный распев и обиход, с концертными коллективами, исполняющими авторские сочинения. Но никакой хор, по его мнению, не превзошел по молитвенности известные всем клиросы (состоящие в основном из старушек), какие до сих пор поддерживают службу во многих храмах. "Целью церковного пения должно быть соединение мастерства и слаженности пения с молитвой, возносимой к Богу в простоте сердца".

В работе съезда было определено несколько направлений: теоретическое, историческое, методическое и практическое. Почти после каждого выступления начинались жаркие прения (чему способствовала июльская погода) - равнодушных не было, каждому докладчику доставалось изрядное количество сложных вопросов.

Из сообщений теоретического направления интересным показался доклад А. А. Волкова "Устойчивые нарушения гласовой системы в современном богослужебном пении". Речь шла о возможности, и даже необходимости, возвращения в обиход гласовой закрепленности многих неизменяемых песнопений службы. Уставные "утраты" произошли главным образом в период так называемого гармонического пения. Так, например, 103-й псалом и 1-я кафисма по Типикону - песнопения 8-го гласа. В пении "Свете тихий" есть указания на 2-й глас (хотя в Октоихе оно разведено на все 8 гласов, и хорошо бы соблюсти гласовое соответствие догматика и последующего "Свете тихий"). "Воскресение Христово видевше" (7-й глас), воскресные тропари "Днесь спасение" (1-й глас) и "Воскресе от гроба" (2-й глас) не зависят от гласа недели. На Литургии: 1-й антифон из изобразительных - 8-го гласа, "Единородный Сыне" - 6-го гласа. Пение "Аллилуиа" должно соответствовать гласу прокимна; если их два, то "Аллилуиа" поется тем же порядком с называнием гласа.

Мы привели немногие из уставных указаний, которые практически не соблюдаются в современной певческой традиции. Гласовое пение ныне существует в весьма скудном варианте. Гласовое разделение по жанрам песнопений (стихиры, тропари, ирмоса) - явление достаточно позднее, связанное с многоголосием гармонического типа. В. последующие годы во многих храмах возрождается традиция пения: на подобен, расширяющая гласовую систему и заметно украшающая службу, однако практически: полностью утрачено пение самогласное, которые должны звучать на службах великих праздников.

Событием второго дня съезда стал объемный доклад из области литургического музыковедения "Роль киево-печерского распева в современном богослужебном пении". Докладчик - игумен Киевского Ионинского монастыря Спиридон (Письменный) - долгое время был регентом в Киево-Печерской Лавре, глубоко изучал этот древний распев по рукописным нотам и архивным материалам, включая первые аудиозаписи лаврского пения конца XIX - начала XX вв.

Украинское церковное пение на протяжении многих сотен лет представляло собой явление яркое, самобытное, и жемчужиной его всегда было пение Киево-Печерской Лавры. "Когда слушаешь эти распевы, то реально ощущаешь их мощь и величие. Они многогранны: в них чувствуются и беспредельность и раздолье украинских вольных степей, и грусть и тоска мятежной кающейся души, и величие религиозных настроений, и хоралы торжества победы духа над материей, и звуки народных песен. Все это слилось в одну стройную, подкупающую своей художественной простотой, строгой гармонией и величием прекрасную мелодию", - пишет в своих воспоминаниях о Киево-Печерской Лавре первой половины XX в. проф. И. Н. Никодимов.

Рассказывают, что великий русский композитор П. И. Чайковский, впервые услышав пение лаврских монахов, упал в обморок. Его вынесли на паперть. Очнувшись, он спросил: "Что это было?" - "Ничего особенного, Предначинательный псалом", - был ответ. Лаврское пение, так сильно впечатлившее чуткую душу композитора, и поныне не утратило своего торжественного, победоносного звучания.

После открытия обители в 1988 г. киево-печерский распев стараниями архиепископа Ионафана (Елецких) был в полном объеме восстановлен по нотам и аудиозаписям, запечатлевшим дух лаврского пения, и возвращен в богослужение.

Выступление игумена Спиридона сопровождалось песнопениями в исполнении братского квартета Ионинского монастыря, что позволило всем слушающим ощутить особый духовный и музыкальный строй "лавринского пения". Киево-печерский распев во все времена отличался самобытностью и мощным духовным потенциалом, он сохранился нетронутым, словно застывшим в древнем своем величии. Силами лаврских монахов были образованы или восстановлены многие монастыри России, и вместе с уставом иноческой жизни печерские посланники передавали им традицию лаврского пения, отголоски которого до сих пор более или менее явственно слышны в различных монастырских и приходских напевах. В заключении своего доклада игумен Спиридон сказал: "Распев Киево-Печерской Лавры есть самый древний знаменный распев. Это достигнутый церковью идеал, в подражании которому -путь в Царство Небесное".

Третий день съезда был посвящен практике регентского дела. Ведущей была школа регентования Е. С. Кустовского, достаточно отработанная и практически закрепленная. Занятия мастер-класса предварились его выступлением "Регентство и дирижирование", в котором были названы и продемонстрированы на примерах первоначальные установки, аксиомы любого показа. (Попутно сообщаем, что в настоящее время Е. С. Кустовский готовит к публикации учебник "Регентское дело", следите за изданиями!) Вот некоторые мысли, показавшиеся нам интересными и полезными.

  • Любому регенту (дирижеру) необходимо овладеть ощущением особого пространственного состояния рук. Руки - это первостепенное орудие упреждении пения. Заменять их мимикой, артикуляцией, "запеванием " - дело не регента, а головщика. Необходим непрерывный акустический контакт с певчими.
  • Жесты дирижера должны быть основаны на понятных общечеловеческих ассоциациях, конечно, возможны условные знаки по договору с певчими, по как можно меньше.
  • Любое движение руки должно быть функционально. Рука не должна двигаться без необходимости и не имеет права пропустить момент показа. Существует "взгляд руки", словно на кончиках пальцев есть глаза, некий нерв, указывающий основное направление, вектор движения или внимания.
  • Певчий настолько достраивает в себе регента, насколько регент недодает певчему. Часто случается, что хор исправляет ошибки регента. Руководящий хором должен знать на опыте собственного голоса результат действий своей руки, т. е. звук должен "пройти через нутро".

Разумеется, это достаточно общие технические моменты, и регентский показ должен учитывать многие факторы конкретного хорового коллектива. Однако общим обязательным условием правильного показа является необходимость определить и прочувствовать основные орфоэпические, грамматические и смысловые ударения текста. Певчие поверят только неформальному мышечному усилию, т. е. любой текст невозможно показать, не пережив его.

В докладах и на круглом столе вновь поднимались вопросы, волновавшие клирос не одно столетие: соотношение профессионализма и молитвы, концертности и простоты обихода - проблемы, которые напрямую связаны со степенью воцерковления и духовной жизни всех "воспевающих и поющих". В наши дни вопрос воцерковленности певчих имеет особое, обостренное звучание, поскольку от церковной традиции было отлучено несколько поколений русских людей. И нет возможности ждать, когда вырастет духовно зрелое поколение; традицию должны возрождать неофиты, одновременно строя и собственную душу.

В последние годы на клирос все больше приходят профессиональные музыканты, и наиболее распространенным искушением становится концертное восприятие службы, подмена служения Богу служением музыке. Музыкальные пристрастия реализуются в выборе репертуара, и, бывает, возникает ситуация "службы Чеснокову", "службы знаменному распеву", но не Богу. Критерии выбора напева, автора, стиля весьма субъективны, и не всегда регенту удается услышать обиход не как некий примитив, а как высшую красоту и молитву.

Иногда мы слышим: "Воскресный хор поет, конечно, красиво, но холодно, концертно, а вот будничный - пусть иногда и неровно, и нестройно, зато молитвенно". Красота пения и молитвенность - это разные плоскости, разные качества одного явления, не взаимозаменяемые, но равно необходимые делу Божиему. Нужна молитва, нужно и мастерство, умение создать хоровой коллектив, навык правильного пения, нужны и техника показа, чувство стиля, знание устава и традиций ведения службы, педагогические данные, и снова - личная молитва, способность передать певчим особый, возвышенный духовный настрой.

Так что же такое регент? Профессия ли, призвание, служение?

Все участники съезда, безусловно, понимали, что регентская деятельность не имеет никакого духовного и социального статуса в силу известных исторических условий, и только в монастырях она определяется достаточно конкретно: послушание. В приходских храмах более или менее четко обозначены обязанности регента и общие для церковнослужителей прещения. Только вот кто он - служитель или наемник? Как должны определяться и как реально складываются его отношения со священнослужителями, с прихожанами, с певческим коллективом? Что для него главное - пение или молитва? Какова степень его ответственности за кадры? Каковы нормы профессиональной этики - ведь не секрет, что на клиросе любая эмоциональная ситуация переживается острее и больнее, чем в светской среде?

Участники круглого стола "единеми усты" признали необходимость разработки нравственно-правового Кодекса регента - таково рабочее название документа, проект которого будет через год представлен на рассмотрение участникам 2-го Всероссийского регентского съезда. Надеемся, что будущий регентский форум привлечет внимание церковной иерархии, поскольку задача поставлена немалая - возрождение и укрепление традиции православного богослужебного пения.

Кульминацией съезда стала служба в честь Казанской иконы Божией Матери - престольного праздника храма, община которого оказала любовь и гостеприимство участникам первой встречи регентов. Соборное служение возглавил протоиерей Владислав Свешников, доктор богословия, преподаватель Свято-Тихоновского богословского института. Его имя известно православным читателям по книгам "Основы христианской этики", "Нравственное богословие".

В проповеди о. Владислав говорил об особом прославлении Божией Матери в православном богослужении и более всего - в Литургии: "Ей, Заступнице Усердной, посвящено много вдохновенных песнопений, прозвучавших сегодня с особой тожественностью и молитвенным подъемом... Церковное пение - это вид священнослужения, обладающий глубоким смыслом и большой впечатляющей силой".

Действительно, на всенощном бдении и на Литургии соборному служению духовенства отвечал "соборный" (около 40 человек) хор, состоявший из одних регентов. Это был некий согласный звуковой монолит, из которого руки Е. С. Кустовского буквально лепили, создавали различные песнопения. Удивительно мощно, возвышенно, истово звучал церковный обиход, цементируя и утверждая возгласы священнослужителей, объединяя службу в соборную, словно по ступеням восходящую ввысь, молитву.

Эта служба стала еще одним уроком регентского мастерства, но более - уроком утверждения веры, ибо кто, услышав такое пение, а тем более присоединив к нему свой голос, сможет усомниться в истинности Православия?

Фото: Мастер-класс по регентскому делу. Ведет Е. С. Кустовский

Статья опубликована в газете "Православная Пермь", №9-10, 2001г., стр. 5.

 
< Пред.