Клирос
Напишите нам


Кому нужен регентский съезд

Евгений Сергеевич Кустовский (1951 г.р.) - один из наиболее известных и опытных московских регентов. В последние годы он руководит хором храма Трех Святителей на Кулишках и преподает на созданных им Московских регентских курсах. В Интернете Кустовский известен как создатель популярного сайта "Клирос". Летом 2001 года он с группой единомышленников возобновил традицию проведения регентских съездов.

- Евгений Сергеевич, расскажите поподробнее, в каком состоянии находится сегодня церковное пение?

- В Москве и в Питере - картина одна. Совсем другая картина по России и третья - по зарубежью. Проблемы церковной музыки, конечно, во многом совпадают, но Москва и Россия - это просто разные формы существования. В Москве можно найти сотню храмов, где может быть востребована музыка, сочиненная Кастальским, Чесноковым. В других областях таких храмов один-два на всю область. Если брать по России, то положение дел просто плачевное, чаще всего в храме есть священник и чтец. Один дает возгласы, другой на них отвечает. Такое получается полупение-получтение. Но это еще лучший вариант. Куда хуже, когда на клиросе стоят люди, которые где-то слышали, как должно петь, у которых есть даже расписанные ноты, доставшиеся им от бабушек или прабабушек, но в которых они ничего не понимают, и то, что они поют, на самом деле к службе и уставу отношения не имеет. Для такого клироса существует некий набор песнопений. Певчие знают, что их надо повторить, а насколько это соответствует уставу богослужения, их даже не интересует. Конечно, это не вина, а беда наших певчих. Сколько уже прошло времени с тех пор, как наша церковь вышла из подполья, но до сих пор в вопросах церковного пения Россия пребывает в глубочайшем невежестве.

- Но в чем же причина такого невежества?

- Прежде всего это нехватка грамотных кадров на клиросе. Служба совершается двумя силами - клира и клироса. Одно без другого на службе невозможно. Если лишить службу одного из двух компонентов ее и вовсе не будет.

- Но ведь существуют курсы, школы?

- Да, но это капля в море. Тех, которые существуют, недостаточно. Во многих учебных заведениях, где готовят регентов, не решают одну из главных задач - воспитание лидера, руководителя, человека, который действительно владеет клиросом. Часто выпускник или выпускница очень хорошо знает студийский, иерусалимский устав, Новый Завет, Ветхий Завет, святоотеческую литературу, но понятия не имеет, как решать те жизненные ситуации, о которых устав ничего не пишет. Например, пришел грамотный тенор, хорошо знает ноты, но не знает обихода; или у певчего великолепный голос, но он не понимает нот. Будущего регента очень важно научить преодолевать те проблемы, которые ставит перед ним реальная клиросная жизнь.

- Каково сегодня восприятие церковной музыки? Ведь увлечение красивостью и вычурностью песнопений XIX в, похоже, прошло?

- Сейчас уже мало кого прельщает эта страстная музыка, но тем не менее категория красивости для многих пока еще важна.

Вообще же наше восприятие церковной музыки эклектично. Когда в церковную музыку приходил новый стиль, старый оставался тоже. Поэтому сегодня одновременно присутствуют знаменный распев, раннее многоголосие, путевой, столповой распевы, влияние авторской музыки, кантовой культуры, пафосного итальянского концерта, романсовой культуры XIX в., авангарда XX в., западноевропейской гармонии XX в., современной терпкой гармонии.

- Выходит, можно говорить, что на церковную музыку тоже существует своего рода мода?

- Мода, конечно, слово к церковной музыке не применимое. Но отчасти оно имеет право на существование вот в каком смысле. Космос церковной музыки всегда вбирал в себя музыку, которая существовала вне Церкви. Бытовые интонации оседали в церковной музыке и звучали достаточно естественно. Хотя существует и другое мнение, что церковное пение должно быть вне этих стилей. Медиевисты, специалисты древнего пения, твердо стоят на той точке зрения, что сколько бы веков не прошло и сколько бы стилей не сменили один другой в светской музыке, церковная музыка должна быть знаменной мелодией. Существует святоотеческая праведность древнего распева, вот ее и надо придерживаться. Я с ними не согласен. Церковная музыка должна быть такой, какой она была всегда, современной, понятной, близкой, подпеваемой. Однако этот спор был, есть и, похоже, будет продолжаться.

- Эти вопросы обсуждались и на регентском съезде этим летом?

- Эти и многие другие. Ведь проблем очень много. А общение регентов на протяжении XX в. было почти невозможно. То, что регентам нужно встречаться, поняли еще в XIX в. и начали собирать съезды. Их организатором был знаменитый регент Смоленский. Но после наступления исторического материализма все это закончилось и не возобновлялось долгие годы. Поэтому в этом году мы выступили с инициативой проведения съезда. Скорее, конечно, это была хорошая стартовая рабочая конференция. На ней присутствовало около 50 человек из разных регионов России и зарубежья. Программа получилась очень насыщенная. Главное: было принято решение, что такие съезды будут проходить ежегодно. Будем стараться, чтобы атмосфера непринужденности общения доминировала на наших встречах.

-А какие проблемы поднял съезд?

- Основная проблема - положение регента. Раньше у клирошанина был совершенно определенный правовой, духовно-юридический статус.

Регент, тогда он еще назывался "певчий дьяк", подчинялся епархии. Сегодня же регентом никто не управляет. Сегодня статус хора - наемный.

Почему клирошанин служит в одном храме, а не в другом? Служит там, где много платят, или ближе к дому или там, где настоятелем является духовник. В результате этой правовой анархии появляется анархия нравственная.

Клирошанин ничем не регламентирован. Он не несет никакой ответственности ни перед кем. Никому и в голову не придет спросить певчего, какого он вероисповедания, ему могут задать только профессиональные вопросы: какой у него диапазон и умеет ли он читать с листа.

-На сегодняшний день решить эту проблему возможно?

- До того, как появились наемные хоры, для клирошанина в Церкви существовал чин хиротесии, посвящения церковному служению. Вероятно, сегодня нужно четко сформулировать принципы, которыми должен руководствоваться певчий во взаимоотношениях со священником, другими певчими и администрацией храма.

Людям, которые только обучаются и встают на этот путь, нужна системная ориентация. Многие пребывают в заблуждении, что точкой отсчета является качество, профессионализм, сложность исполнения церковного песнопения. Но необходимо прийти к тому пониманию, что пение должно быть не сложным и вычурным, а простым, понятным и доступным. Человек приходит на службу молиться. Все, что мешает молиться, на службе лишнее.

Статья опубликована в газете "Церковный вестник" №17, 2001 г., стр. 15 под заголовком "Святоотеческая праведность древнего распева".

 
< Пред.   След. >